Депутаты Верховного Совета РФ

Воронцова Зоя Ивановна

Депутат Верховного Совета РФ

Родилась в апреле 1947 года в семье колхозника Ивана Трофимовича и Устины Ивановны Дроновых в селе Нижняя Каменка. После окончания Горно-Алтайского педагогического училища работала учителем начальных классов в Пролетарской средней школе. В свободное от работы время Зоя Ивановна — активный член агидбригады, читала лекции жителям малых сёл: Надежденка, Басаргино, Черемшанка.

После окончания Горно-Алтайского педагогического института преподавала историю в Алтайской восьмилетней школе № 1. И здесь с головой окунулась в круговерть общественной работы: была актёром народного театра, лектором народного университета, пропагандистом.

Пять лет заведовала отделом культуры райисполкома. С 1987 года была назначена директором Алтайской средней школы №1.

17 декабря 1995 года от Коммунистической партии РФ по Бийскому избирательному округу избрана депутатом VI и VII Государственной Думы. Живет и работает в Москве.

Коршунов Павел Кузьмич

Депутат Верховного Совета РСФСР

Самый мирный человек. Интересный есть на Алтае район. Он словно бы повторяет весь край в уменьшенном размере. Все есть в этом районе: и горы, и равнина, и озера, и реки! И растет здесь все: махорка и яблоки, дыни и пшеница, виноград и владыка гор — кедрач. И зовется район так же, как край, — Алтайским.

Первым секретарем райкома, партии здесь работает Павел Кузьмич Коршунов. Это скромный и очень душевный человек.

Павел Кузьмич не любит шуму возле своего имени. Это у него, как говорится, в крови. Хотя корреспондентов он встречает приветливо, делает он это лишь для того, чтобы они отражали его район, который он любит преданно и горячо. Любит так, что и в отпуск никуда отсюда не уезжает.

Все это я рассказываю не только для того, чтобы читатели узнали о скромности Коршунова, но и потому, чтобы оправдать свой не совсем стройный и, может быть, даже сбивчивый рассказ. Мне так и не удалось узнать от Павла Кузьмича подробности его жизни, услышать рассказ о фронтовых делах.

Начну хотя бы с Нижней Каменки. Село это, богатое и большое, когда-то было центром крупного колхоза. Теперь здесь отделение совхоза «Советская Сибирь». Коршунов приехал сюда навестить бывшего председателя колхоза, пенсионера, очень больного человека Леонтия Яковлевича Селищева. Мы втроем сидели в тенистом саду, жена Леонтия Яковлевича подала миску меда, вобравшего в себя аромат предгорий, и графин деревенского забористого квасу. Павел Кузьмич отведал и меду, и квасу, похвалил их и стал осматривать сад. Он обходил деревья, смотрел созревающие яблоки, кустарники, давал советы, и по тому, как внимательно слушал его Селищев, сам опытный садовод, было видно, что Коршунов садоводство знает.

Потом Павел Кузьмич примостился рядом с Леонтием Яковлевичем на скамейку, и они долго сидели молча, задумавшись. А вечер был удивительно хорош. Таких вечеров, как в предгорьях Алтая, наверное, и нет больше нигде на свете. Начинающаяся здесь, в Нижней Каменке, равнина еще дышала жаром, а с ближних гор уже тянуло прохладой. Это смешение жары и прохлады приятно ласкало, утихомиривало, навевало покой и радость. В саду чуть слышно, будто нехотя, трепыхались листья и даже птицы умолкли, восторгаясь молчаливой песней природы.

— Подлечим мы тебя, Леонтий Яковлевич, — сказал Коршунов. — Положим в краевую больницу. Поднимут тебя там. Дел у нас еще много…

И Коршунов стал рассказывать о том, что делается сейчас в районе, какие планы у колхозов и совхозов. Говорил он увлеченно, приподнято, словно выступал на собрании и хотел убедить несогласных с ним слушателей в правоте своих взглядов.

Селищев изредка понимающе кивал головой, потом вдруг, когда речь зашла о кукурузе, тихо, но решительно возразил Коршунову. И у него, еще несколько минут тому назад старого, больного человека, заблестели глаза, движения стали более легкими и в то же время уверенными.

По дороге к Селищеву Коршунов рассказывал мне, что со здоровьем у Леонтия Яковлевича дела очень плохи, состояние, можно сказать, безнадежное. И действительно, вскоре Леонтий Яковлевич скончался. Но тогда я забыл, что передо мною больной человек, я видел мужчину, полного энергии и замыслов. И я подумал о том, как умеет Павел Кузьмич поддержать в человеке бодрость духа. Леонтий Яковлевич не слышал от него столь частых в подобной ситуации слов сожаления и утешения. Они бы не помогли. Еще я подумал о том, какие похожие друг на друга люди сидят передо мной. Ни у одного из них на лацканах пиджаков не было Золотых Звезд Героев. Я знал, что Коршунов Герой Советского Союза, а Селищев Герой Социалистического Труда. О Леонтии Яковлевиче мне приходилось писать раньше, я видел его неутомимость, жажду к работе. Я хотел увидеть что-нибудь героическое в поступках Коршунова, его мыслях и суждениях, но так ничего и не увидел. Рядом со мною был тихий, очень мирный человек.

Я ловил себя на этой мысли и при другой встрече с Коршуновым, мы сидели с ним на берегу тихого, не вспугнутого ветром озера, а к нам медленно шел старик-сторож, охранявший рыбу от браконьеров. Коршунов поздоровался с ним за руку, спросил:

— Ловит кто-нибудь?

— Бывает, — ответил сторож. — Ружье бы мне настоящее, пульнул бы по ним, другой раз не полезли бы.

Воинственный азарт сторожа не воодушевил Павла Кузьмича.

— Ну уж и пульнул бы, — сказал он, весело посматривая на сторожа. — Зачем пулять? Погрози им, ну, палкой, что ли.

И потом, когда мы уже ехали от озера, задумчиво говорил мне:

— Кажется, уже много рыбы, во всех колхозах и совхозах завели ее, а все-таки находятся охотники браконьерничать. Нет, пулянием здесь не поможешь. Надо, чтобы рыбы еще больше было, чтобы она копейки стоила, вот тогда и воровать не будут.

И Коршунов делал все для того, чтобы рыбы было много. Зеркальный карп есть в каждом колхозе и совхозе, карпом торгуют без всяких очередей в районном центре — рабочем поселке Алтайском. Уже не так-то здорово и берут его в свежем виде. Значит, надо его как-то готовить. Павел Кузьмич узнает, что зеркальный карп хорош горячего копчения. Он говорит об этом с работниками райпотребсоюза, те ничего вразумительного не отвечают. Тогда Павел Кузьмич решил сам накоптить карпов. Получилось отлично. Он угощает копченым карпом руководителей хозяйств и торговых организаций, и у них повышается интерес к рыбоводству и переработке рыбы.

Расскажу еще одну историю, связанную с рыбоводством. Это было еще до разделения Алтайского района на Алтайский и Советский, Тогда совхоз «Урожайный» входил в Алтайский район. Многие знают, что в этом совхозе есть незамерзающие зимой озера, на них даже лебеди зимуют. Лебеди — это хорошо, но от них польза только духовная, эстетическая. А как извлечь из этих незамерзающих озер материальную пользу? Запустить в них карпа? Но он неплохо растет и в замерзающих озерах. А в озеро Лебединое можно, наверное, пустить рыбу и получше. Коршунов тормошит специалистов, роется сам в книгах по рыбоводству. По всем данным выходило, что выгоднее всего в совхозе «Урожайном» разводить радужную форель. Ее вкусовые качества можно определить одним словом — деликатес. Растет она хорошо.

Коршунов пишет в институт рыбоводства под Ленинградом. Ученые отвечают: радужная форель в ваших условиях неприемлема, жить на Алтае не будет.

Коршунов снова пишет: «Будет». Ученые опять в ответ: «Не будет».

Такая переписка шла довольно долго. Было решено послать за мальками ихтиолога из «Урожайного». Такого специалиста пригласили сюда из Иркутска. Ихтиолог поехал, привез мальков. Было это ранней весной, а на Октябрьские праздники Павел Кузьмич приглашал ученых института на уху из радужной форели. Ученые не приехали, но взгляд на разведение радужной форели на Алтае изменили. Секретарю райкома партии приходится, конечно, зани¬маться всеми отраслями хозяйства, но о рыбоводстве он никогда не забывает. Дело это новое, его надо разжигать да разжигать. Видны уже плоды трудов: Алтайский район — самый рыбоводческий в крае. Зеркального карпа здесь не только едят вволю, но и подают на стол курортникам Белокурихи, расположенной в соседнем Смоленском районе.

Есть еще любимая забота у Павла Кузьмина — садоводство. Развивать его в Алтайском районе начали давно, еще в ту пору, когда Коршунов работал в Змеиногорске. Но, приехав в Алтайское, Павел Кузьмич взялся за садоводство, что называется, обеими руками. Сейчас в районе ягод и фруктов вдоволь. Такой выставки садоводства, какую устраивают в Алтайском каждую осень, не увидишь ни в одном другом райцентре. Никого не удивляет, что именно в Алтайском находится самое крупное садоводческое хозяйство Сибири — совхоз «Мичуринец», где сады занимают больше 600 гектаров. Садоводческий совхоз с такой площадью не сразу найдешь и на юге. Обилие фруктов и ягод породило другую заботу у секретаря райкома — их не успевают перерабатывать, надо развивать пищевую промышленность. И она развивается.

Коршунову хочется, чтобы все, что делается в районе, было лучшим в крае. Я видел, с каким удовольствием он угощал участников Всероссийского совещания сыроделов сыром сорта «Советский». Алтайский район — родина этого сыра, отсюда он пошел по нашей стране и даже за границу. Сыры в Алтайском действительно хорошие, это признали сыроделы всей России.

Секретарь райкома, наверное, лучше, чем кто-нибудь другой, видит будущее района, его перспективы. Для того, чтобы район уверенно шел вперед, надо много думать, много испытывать, много проверять. В совхозе «Советская Сибирь» сеют озимую пшеницу, хорошо бы из года в год получать высокие урожаи этой культуры, тогда можно было бы разрядить уборку, ведь озимая созревает раньше, чем яровая. Павел Кузьмич вместе со специалистами часто наведывается в этот совхоз. В 1967 году озимая пшеница уродила хорошо: каждый гектар дал больше 20 центнеров зерна. Вот бы несколько лет так родила, можно было бы смело расширять посевы озимых.

Почти каждый день Коршунов бывает на строительных площадках. Их в районе много. Строят все колхозы и совхозы, райпотребсоюз и быткомбинат, пищевой комбинат и пенькозавод. Строят прочно и красиво.

Можно лишь поражаться обилию дел и забот первого секретаря районного комитета партии. Чем он только не занимается каждый день! Его заботит все: и полеводство, и животноводство, и работа промышленности, и проблемы транспорта, и семейные неурядицы у врача в далеком горном селе, и срезка пантов у маралов, и прополка махорки, и питание в Доме отдыха на озере Ая, и работа милиции… И все надо знать, во все вникнуть.

Top