Алтайская анаконда

Миф или реальность? Эту историю я услышал накануне 2000 года от своего коллеги. Наш разнесчастный редакционный «уазик» пытался продраться сквозь метель к Белокурихе. Когда видимость близка к нулю, а дорога больше подходит для игры в хоккей, чем для езды на машине, в голову начинают лезть мысли о всяких аномалиях и мистике.

На этот раз заговорили почему-то о змеях. Коллега вдруг вспомнил, как лет тридцать назад он прочитал в каком-то научном журнале о реликтовом сибирском змее, якобы обитавшем либо обитающем где-то в наших краях в районе междуречья Ануя и Песчаной. Экспедиция, засланная на его поиски в начале семидесятых годов двадцатого века, ничего не нашла, но пришла к выводу, что змей в этих местах все же водился. А возможно, и сейчас обитает в карстовых пустотах. Ловить его там, естественно, никто не захотел.

А я вспомнил, что еще ребенком от своей прабабушки слышал историю, которую она, в свою очередь, знала по рассказам своей бабушки, о том, как давным-давно во время сенокосной страды через мое родное село Смоленское прополз огромный трехсаженный змей, которого провожали всей деревней до самой околицы и долго смотрели ему вслед, пока исполинский ползучий гад не растаял в звенящем мареве окрестных полей. Эту легенду, кстати, до сих пор помнят местные старожилы, но я, не раз слышавший ее, честно говоря, полагал, что это страшилка для маленьких детей. Рассказ же коллеги заставил призадуматься. Хотя квалифицированным большинством нашего экипажа карстовая змеюка была зачислена в один ряд со снежным человеком, лох-несским чудовищем и прочими неуловимыми тварями.

История эта так бы и осталась очередным трепом нашей журналистской братии, если бы вскоре в «Алтайской правде» я не прочитал публикацию коллеги из Барнаула, который порадовал читателей предпраздничным рассказом все о том же реликтовомбирском змее. Накануне наступающего года Дракона только ленивые труженики нашего пишущего цеха не коснулись этой темы. Но автор статьи, в отличие от большинства коллег, был далек от предпраздничного игривого тона, которым обычно грешат подобные публикации. Он сообщил, что в настоящее время существует как минимум десяток официально задокументированных свидетельств очевидцев, которые встречали гигантского змея в период с 1876 по 1972 годы. География этих встреч обширна — Монолия, Восточный Казахстан, Алтай, но наиболее часто реликтовую рептилию видели в так называемом «Драконьем треугольнике» Быстрый Исток — Усть-Ануй — Белокуриха.

Вот о чем писала, например, газета «Алтай» в августе 1913 года: «На днях крестьянин села Ново-Белокуриха Сычевской волости Бийского уезда в местности «Чайная» видел змею толщиной вершков пяти (25 см) и длиной пяти аршин (3,5 м) (между камнями он видел только середину змеи). Как только змей заметил человека, он сразу резко свистнул и исчез. Замечательно, что некоторые из крестьян говорят, что лет десять назад тоже видели такого змея».

А вот заметка из газеты за 1924 год. «Жители села Старотырышкино, находившиеся на покосе, заметили с горы сильно шевелящуюся траву в болоте. Один из них, гражданин Жабин, вспомнив рассказы об ужасном змее, хотел удостовериться в этом и направился к болоту (…). Его лошадь вдруг шарахнулась и понесла. Оглянувшись, он увидел чудовище, которое подняло голову, разинуло пасть и страшно шипело (…). От бессознательного состояния Жабин освободился лишь на следующий день». (Оба документа цитируются по статье А. Лушникова «Алтайский след китайского змея», «Алтайская правда» №299- 300 от 31.12.1999 г.).

Вдохновленный местными преданиями, а также пером моего барнаульского коллеги, я на свой страх и риск принялся за собственное расследование. К кому удивлению, людей, воочию созерцавших сибирского змея, оказалось не так уж мало. По крайней мере, семеро из двадцатишеститысячного населения Смоленского района, что располагается в восточной оконечности «Драконьего треугольника», положа руку на сердце, готовы поклясться, что, будучи в трезвом уме, видели реликтового гада. Анализируя их свидетельства, я пришел к выводу, что змея встречают люди, оказавшиеся в ненаселенных или редко посещаемых человеком местах. Если учесть, что этот вид, по всей видимости, весьма малочислен, то тогда становится объяснима и редкость этих встреч.

Но может ли вообще змей размером с анаконду обитать в наших широтах? Как известно, гигантские рептилии предпочитают тропики. Я что-то не слышал, чтобы кто-то из них обладал необходимой для выживания в наших краях морозоустойчивостью. Мои сомнения развеяла легендарная «Жизнь животных» Альфреда Брема, где автор описывает случай, когда южноафриканский удав, сбежавший из зоопарка в Западной Европе, несколько лет спокойно жил и зимовал в местных лесах, покуда не был пойман перепуганными обывателями. Выходит, большие змеи могут существовать повсеместно, и холодные сибирские зимы для них не такая уж и проблема?

Если местные пресмыкающиеся спокойно проводят холодное время года в пустотах ниже границы замерзания грунта, впадая в анабиоз, то почему бы так же не адаптироваться и их гигантским собратьям?

Пространства для зимовки «алтайской анаконде» нужно совсем немного. Для этого подойдет старая лисья нора, расщелина а скалах или пустоты между корнями больших деревьев, ведь змея, свернувшись, занимает достаточно мало места, о чем свидетельствуют многочисленные факты переездов с материка на материк питонов и удавов, прятавшихся в различных транспортных средствах. А вот что мне рассказал смоленский краевед-любитель А. Мальцев:

«Летом 1982 года мы с приятелями остановились на ночевку близь горы Тоурак (Алтайский район. — Авт.). Поздно вечером, когда все легли спать, один из нас отошел от лагеря. Обеспокоенные его долгим отсутствием, мы через некоторое время тоже выбрались из палатки. Наш товарищ находился неподалеку, и на его лице все еще были заметны следы недавно перенесенного шока. Немного придя в себя, он рассказал нам, как видел в траве нечто громадное и ползущее. И действительно, в том месте, куда нам указал очевидец, четко отпечатался довольно широкий след, как будто кто-то волоком протащил бревно».

Естественно, возникает вопрос: а чем эта рептилия питается, ведь, как известно, анаконда обедает хоть и редко, но весьма основательно — даже буйволов, говорят, употребляет. Дикие буйволы, как известно, у нас не водятся, а вот ленивый и бестолковый домашний скот вполне бы мог войти в рацион гипотетического гада. Это предположение подтверждает рассказ пастуха-новотырышанина Н.Нагайцева, который в конце 70-х годов пас совхозное стадо неподалеку от ныне заброшенной деревни Устаурихи, увидел, как вдруг забеспокоились животные, а потом заворожено наблюдал в течение пяти минут большого — метров семь — змея в реке. Очнувшись, наконец, от оцепенения, пастух понял, что рептилию интересуют коровы, а не он, и поспешил отогнать стадо подальше.

А вот что рассказал другой мой земляк Ю.Феденев: «После войны это было. Пацаном я работал на лесозаготовках в Солтоне. Как-то вечером довелось мне идти с ружьем по просеке в надежде подстрелить какую-нибудь дичь на ужин. Странное чувство не покидало меня все это время. Как будто кто-то за мной следит. И тут я заметил, как через просеку промчалось стадо диких коз, вспугнутых кем-то с места своей кормежки. Только я подумал, что это, наверное, наши мужики тоже вышли поохотиться, как вдруг явственно увидел метрах в десяти впереди себя переползающую мне дорогу змею огромной величины. Животное было грязно-серо-зеленого цвета, сантиметров 30 толщиной и, как мне показалось, 5-6 метров длиной. Такого страха, какой я чувствовал в тот миг, мне не доводилось испытывать больше никогда…»

Возможно, Ю.Феденев стал случайным свидетелем охоты гигантского пресмыкающегося на диких животных. Таким образом, вопрос с питанием можно считать решенным: змей охотится и на диких животных, и на домашний скот. Но возникает и другой закономерный вопрос. В уже упоминавшемся выше «Драконьем треугольнике» все меньше остается мест, где редко ступает нога человека, цивилизация все плотнее и плотнее сжимает свое кольцо вокруг загадочной рептилии, почему же до сих пор ни полчища туристов, ни местные жители так и не нашли ни змеиной косточки, ни чешуйки пресмыкающегося? Не знаю, как на него ответить.

В то же время у меня нет оснований не верить моим землякам. Столкнувшись однажды с неведомым, они были так потрясены, что всю жизнь пытаются ответить себе: «А что это было?»

К сожалению, мое расследование не смогло пролить свет на загадку алтайской анаконды, и я уже начал было отчаиваться, но тут в редакции раздался телефонный звонок:

— Здравствуйте, вас беспокоит редактор журнала «Природа и охота» Алексей Черепанов. Часто приходится гостить в ваших краях, в этот раз в местной прессе наткнулся на публикацию о сибирской анаконде. Могу с полной ответственностью сказать, что это – не легенда. То, о чем рассказал редактор журнала «Природа и охота» Алексей Черепанов, буквально ошеломило и с трудом поддавалось осмыслению: «Осенью 1999 года мы с приятелем охотились близь Устаурихи. Наше внимание привлек необычный свист. Двинувшись в направлении доносившегося звука, мы через какое-то время вышли к щебенистой осыпи, по которой ползла огромная, не менее шести метров длиной змея. Ошарашенные увиденным, мы целую минуту простояли в оцепенении, пока пресмыкающееся не скрылось из виду.

Скованные каким-то суеверным ужасом, мы, двое профессиональных охотников, не рискнули даже преследовать невиданное животное. Легенды об огромной змее, обитающей в предгорном Алтае, я слышал и раньше, но никогда не думал, что мне доведется встретиться с ней лицом к лицу.

Однако история на этом не закончилась. Год спустя я бродил по Сухой Гриве, сделал привал в местности, называемой охотниками Скалы с глазами. Столь необычное название находящиеся здесь скальные выступы получили из-за сохранившихся на них следов древней ручной обработки. Видимо, несколько тысяч лет назад доисторический скульптор стилизовал природные изваяния под каких-то идолов, которым поклонялись его соплеменники, но до наших дней уцелели только гигантские чаши-глазницы этих первобытных скульптур.

Я, не единожды бывавший на этом месте, в этот раз вдруг увидел знакомый пейзаж в несколько ином свете. Мне вдруг отчетливо увиделись не только глаза, но и пасть одного доисторического тотема. Чтобы убедиться, что это не игра моего воображения, я взял кусок известняка и стал обводить им едва заметные признаки работы каменотеса на всех четырех, точно ориентированных по сторонам света идолах. То, что удалось мне «проявить», в первый момент времени не поддавалось даже осмыслению. На меня смотрели четыре змеиные головы! К сожалению, Скалы с глазами по причине своей труднодоступности до сих пор не были подвергнуты серьезным исследованиям со стороны профессиональных археологов, но даю голову на отсечение, что на заре истории доарийские народы, населявшие Алтай, поклонялись змее, и не какой-нибудь там гадюке, а той самой анаконде, с которой годом ранее я столкнулся на Устаурихе».

Культ гигантского змея? Языческий алтарь чудовища в южной оконечности «Драконьего треугольника»? Очевидное или невероятное? О Скалах с глазами я слышал и до этого, но мне и в голову не приходило сопоставить их с легендой о большой змее. Существовали ли какие-нибудь языческие верования, связанные с большой рептилией на Алтае или на территории нашей страны вообще? С этим вопросом я обратился к глобальной паутине. Об алтайских анакондах попадалась информация только на этнографических сайтах. Но вообще-то, как утверждают криптозоологические порталы, необычно большие змеи обитают на значительной части (прежде всего южной) России. А знаток неизвестных науке видов животных Николай Непомнящий в своей книге «Загадочные существа» посвятил целую главу мансийской анаконде, которой поклонялись в стародавние времена аборигены Северного Урала. Однако мифы и предания о гигантской змее ходят в этих краях и сейчас. Например, верят в Большого Полоза — так называют здесь огромную змею — современные потомки русских рудокопов. Рассказы о встречах с загадочным существом в наши дни на Урале не такая уж и редкость. А вот известный исследователь уральского фольклора Павел Бажов не просто отобразил местные предания в своих сказах о Великом Полозе, но и, как свидетельствуют его современники, сам однажды столкнулся с этим пресмыкающимся, после чего до конца своих дней интересовался биологией больших змей.

Не отрицал существования уральского реликта и патриарх русской ихтиологии В. Сабанеев, однако его научный доклад на эту тему так и не был принят во внимание Академией наук, что, впрочем, не остановило таких ученых, как О.Клер и М.Ощурков, долгие годы заниматься изучением проблемы.

Сталкивались с анакондой люди и на Дальнем Востоке. Последние свидетельства очевидцев, как утверждают местные исследователи-энтузиасты, датируются началом нынешнего столетия, а легендарный исследователь восточной оконечности нашей страны В.Арсеньев не раз во время своих экспедиций видел в Уссурийской тайге таинственные тотемы, изображавшие голову пресмыкающегося. Следы этого неисследованного культа и по сей день встречаются в пограничной Маньчжурии.

Велись криптозоологами и практические поиски реликтового пресмыкающегося. Так, в 2001 году калужское общество изучения тайн и загадок Земли «Лабиринт» организовало экспедицию в район Керчи, где будто бы довольно часто встречают аномально больших змей. К сожалению, по причине отсутствия средств поиски пришлось свернуть раньше намеченного срока, однако калужские следопыты утверждали, что ими был собран уникальный материал. Правда, к документам экспедиции не было приложено никаких материальных доказательств существования русской анаконды. Керченский змей, как и алтайская анаконда, не оставляет никаких улик? Или это косвенное доказательство того, что гигантские змеи существуют лишь в легендах? Или права гипотеза, согласно которой гигантские рептилии — это особо крупные экземпляры некоторых видов полозов, таких, как полоз Шренка. По не выясненным пока причинам у этих двухметровых змей иногда рождаются монстроподобные мутанты, встречи с которыми и порождают на свет легенды о существовании некоего реликта.

Как бы оно там ни было, официальная наука не спешит категорически отрицать существование реликтового сибирского змея, оставляя на досье рептилии ярлык «возможно». Возможно, что на памяти ныне живущего поколения произойдет еще не одна встреча с этим удивительным существом. Серьезные поиски реликта Академия наук прекратила еще сто лет назад. С тех пор поисками занимались только энтузиасты. Занятие это неблагодарное, так как вызывает иронию окружающих. Мы привыкли верить в то, что видим. И все же, перефразировав Конан-Дойля, напоследок хочу сказать: «Если жизнь и рассудок дороги вам — держитесь подальше от тех мест, где рассказывают легенды про большого змея».

А. Герасимов.

(Алтайская правда. – 2006. — 30 сент., 7,14 октября.)


Назад

 

Top