История села Старобелокуриха

Вероятно, наиболее ранним населенным пунктом на территории Алтайского района является село Старобелокуриха. Известно, что в мае 1802 года крестьяне Яков Клепиков из деревни Быстрый Исток и Андрей Дорофеев из деревни Зиминой обратились с прошением о допуске их за военную линию к речке Белокурихе для «хлебопашества с построением необходимо нужных избушек». В октябре того же года крестьянин деревни Шубенки Василий Пахомов писал в прошении: «…покорнейше прошу для произведения хлебопашества заимкою уволить меня в залинейную сторону на речку Белокуриху, где таковое хлебопашество производят из деревни Быстрого Истоку крестьянин Яков Клепиков с товарищи…».

Так было положено начало деревне Белокурихе.

К 1808 году, по данным шихтмейстера А. Гаузе«… на заимке Белокурихе оказалось жительствующих крестьян-домами и производством хлебопашества 44 мужских ревизских души в 18 семьях». В 1834 году в деревне Белокурихе Алтайской волости насчитывалось уже 405 жителей, из них 192 души мужского и 213 душ женского пола.

Населённые пункты. Старобелокуриха // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С. 24.

Старейшему селу в предгорьях Алтая – 200 лет.

Предгорье Алтая — одно из самых благодатных мест. Но освоение их было делом трудным и далеко не безопасным. Разгром Джунгарского ханства, что простиралось до самых предгорий Алтая, в основном завершился в XVII веке, однако опасность набегов кочевых племен была реальной. Вот и существовали на Алтае «военная линия» и «залинейные территории».

Предгорья Алтая относились к залинейной территории. Но благодаря редкому упорству и вопреки запретам чиновников «приписные» к алтайским заводам крестьяне, переселенцы из центральных губерний России оседали за пределами военной линии.

Как пишет в своем очерке Ю. Булыгин, «в мае 1802 года крестьяне Яков Клепиков из деревни Быстрый Исток и Андрей Дорофеев из деревни Зиминой обратились с прошением о допуске их за военную линию» к речке Белокурихе «для хлебопашества и построения необходимо нужных избушек».

А 2 октября того же 1802 года крестьянин деревни Шубенка Василий Пахомов писал в прошении: «Покорнейше прошу для произведения хлебопашества заимкою уволить меня в залинейную сторону на речку Белокуриху, где таковое хлебопашество производят… Яков Клепиков со товарищи».

Как известно, вопрос о заселении залинейной территории решался не одним, а тремя ведомствами: заводским, губернским и военным. Рассчитывать на скорый исход дела, как и в наше просвещенное время, не приходилось. По чиновничьим кабинетам бумага ходила долго, и слава Богу, что совсем не затерялась.

А крестьяне не сидели сложа руки и уже в 1803 году засеяли землю самовольно.

— И правильно сделали, — утверждает глава нынешней администрации села Старая Белокуриха Валерий Симонов, зная по собственному опыту, что ждать милости от природы и чиновников — дело дохлое.

Но вернемся в лето 1802 года. По рассказам старожилов, когда Клепиков и Дорофеев увидели раздольную, цветущую холмистую степь у подножия гор, у них перехватило дыхание. И кто-то из них со слезами на глазах промолвил: «Матушка-кормилица, теперь ты наша до скончания дней. Отсюда — только вперед ногами».

Крепко уцепились мужики за землю, от темна до темна не уходили с поля. Но дело запахло большим скандалом. «Самовольное поселение на речке Белокуриха!» — изрек спустя год бийский управитель Штемберг, обнаружив два двора с избами, надворными постройками, баней и даже кузницей.

Нагрянули чиновники. Но верх взяли мужики. Осмотрев поселение чиновники пришли к выводу, что «самовольные поселенцы жителей других сел не стесняют и помех им не чинят».

Так начиналась история заселения Алтайского предгорья. Кстати, Старая Белокуриха, по данным материалов очередной переписи, была первым селом на территории нынешнего Алтайского района.

…Глава администрации Старой Белокурихи В. Симонов, человек не кабинетный, с бронзовым от ветра и солнца лицом, занят повседневными делами: водоснабжение, благоустройство села, горячее питание школьников. Но история села его интересует не меньше. Под рукой оказалось немало интересных материалов, в том числе копии документов, полученные из Алтайского краеведческого музея. Помогает ему заместитель директора школы по воспитательной работе Наталья Ивановна Петина, которая знает всех старожилов села, тех, кто помнит рассказы своих дедов и прадедов полувековой давности, по имени-отчеству.

Эта дата неразрывно связана с историей курорта. Ведь для поселенцев Старой Белокурихи долина горячих источников была своеобразным предместьем, частицей села. Здесь у самых горячих ключей проходил санный путь к ближайшей лесосеке. И чудо природы — горячие источники, незамерзающие в самые сильные рождественские морозы, были у всех на виду. Как было не окунуться в благодатную купель Змеиного озерка по пути с лесосеки?

Необычную красоту долины горячих ключей не могли не оценить жители Белокурихи и близлежащих селений. На цветущих склонах, на берегу горной речки раскинулись пасеки, загоны, скотные дворы. Так появилась Белокурова заимка, ставшая спустя годы деревней.

В 1846 году, с появлением деревни Ново-Белокуриха, село Белокуриха получило новое назва Старая Белокуриха, сохранившееся до наших дней.

Несомненно, жители более отдаленных сел наблюдали удивительное явление природы гораздо раньше. Но молва об уникальных источниках пошла с 1803 года. Так что связь Старой Белокурихи с Новой, которая по милости природы получила вселенскую известность, не вызывает сомнений. А потому 200-летие Старой Белокурихи — наш общий праздник.

Хочется напомнить, что дата возникновения Старой Белокурихи, равно, как и Новой, подтверждается не только материалами переписи населения, но и другими вполне официальными документами. Сохранился увесистый фолиант — «Список населенных мест Сибирского края», изданный в 1921 году в Новосибирске, где указаны даты и место возникновения многих тысяч больших и малых селений края.

Так появился город-курорт Белокуриха, у колыбели которого стояла старшая сестра – Старая Белокуриха, родственные связи между ними сохранились до наших дней.

Остапов А. Старейшему селу в предгорьях Алтая – 200 лет // Алтайская правда. — 2003. — 11 апреля.

Над горячими ключами

В недалеком прошлом в уютных горных местах появлялись иногда кочевые племена тюрков, а позже – алтайцев, главным занятием которых было кочевое скотоводство. В XVI – XVII веках, когда Россия начала осваивать безлюдные земли Сибири, эта территория была покрыта буйной растительностью, лесами. По берегам рек были непроходимые заросли кустарника, леса, мелколесья. Эти реки трудно было перейти даже в летнее время. Промыслового зверя, водоплавающей птицы здесь водилось видимо-невидимо. В долинах, на склонах холмов и гор росли в изобилии съедобные растения, ягоды. Этот богатый участок плодородной земли с умеренным мягким климатом привлек внимание русских поселенцев. Вероятно наиболее ранним поселением явилось место, где сейчас находится Старая Белокуриха. Известно, что основали ее Клепиков и Дорофеев из деревень Быстрый Исток и Зиминой. Они самовольно заселились здесь 25 мая 1802 года.

Из деревни Шубинки Василий Пахомов писал прошение 2 октября 1802 года: «Покорнейше прошу для производства хлепопашества уволить меня в сторону к рекам Большая и Малая, что в 4 верстах от реки Песчаной, а от Смоленской волости в 20 верстах, где такое хлебопашество производят переселенцы. Позвольте переселиться с детьми Степаном, Егором, Герасимом, Семеном и Филиппом».

Поскольку вопрос был нерешен между заводскими, губернскими и военными ведомствами, то были и по нему серьезные разногласия, прошения крестьян рассматривались крайне медленно. Только через год, 1 октября 1803 года, было получено согласие на поселение В. Пахомова, но с условием, чтобы он имел в этом селении только избу, хлеб сеял и сено косил подальше, не стесняя местных жителей – приписных крестьян. Но крестьяне все равно заселялись самовольно. Заимка была осмотрена по заданию заводского начальства шихмейстером А. Гаузе и он доложил, что на заимке оказалось жительствующих домами и занимающихся хлебопашеством крестьян 44 мужских ревизских душ в 18 семьях. В 1805 году сюда приехали переселенцы Шипуцнов, Микшин с семьями. Дороги, которые подходили к заимке, были огорожены высокой изгородью. Все приезжающие переселенцы с семьями жили до двух недель за изгородью. После этого староста общины разрешал въезд и указывал место поселения.

С развитием сельской общины и освоением неудобных земель открыли изготовление инвентаря для обработки земли: плугов, борон, телег и саней. Строили дома из леса, который был рядом, а также ездили санным путем на Кордон за лесом, дровами.

По течению реки Большой вода зимой не замерзала и отбившиеся от стай утки и лебеди здесь зимовали. Много звериных троп подходило к горячим ключам.

Крестьяне много производили сельскохозяйственной продукции:, молоко, масло, сметану, мясо, мед, зерно и т. д. Купцы из разных волостей и губерний скупали все это у населения. Взамен им привозили мануфактуру, обувь, одежду, посуду и т. д. Из личных записей дьячка Кутергина и стало известно о возникновении новой заимки — Белокурове.

В 1802 году приток переселенцев из губерний и волостей России усилился. В 6-й ревизии было учтено уже 99 душ мужского пола, проживающих на заимке Белокурово. Она была подчинена Смоленской волости Сычевского уезда Томской губернии.

Вот краткая хроника освоения южных и юго-восточных районов Алтая. В 1748 году было основано село Катунское, в 1776 году — Сычевка, в 1779 — Старое Тырышкино, в 1782 — Ново-Тырышкино, в 1803 — Старая Белокуриха. В материалах 6-й переписи населения Алтая за 1816 год село Ново-Белокуриха не значится. Но уже в 1824 году на карте Алтая появляется малозаметная точка — Дмитриев хутор, жителями которого были И. Г. Дмитриев и С. И. Богомолов. А спустя несколько лет, в 1846 году, наряду с Белокурихой впервые упоминается деревня Ново-Белокуриха, где поселились выходцы из ближайших сел — Ново-Тырышкино и Сычевка. Впервые поселенцы Ново-Белокурихи обосновались в верхней части долины у места впадения в речку Белокуриху ручья Медвежьего.

Само название Белокуриха до наших дней толкуется по-разному. Не вносит ясности и старая карта, почти двухсотлетней давности. На карте начала XIX века (1806 год) примерно в десяти верстах имеется лишь заимка Белокурово (ныне Старая Белокуриха). Что же касается названия села, то причина здесь совсем другая. И Старая Белокуриха, и Ново-Белокуриха обязаны своим названием горной речке Белокурихе, на берегах которой появились селения. И речку Белокуриха назвали по той же причине. Жители о¬рестных сел наблюдали, как над горячими ключами и вниз по течению горной речки курился белый пар. Отсюда и название — Белокуриха.

В документах госархива Томской области а «Списках населенных мест 1809 года» указано число дворов — 92, лиц мужского пола — 392, женского пола — 392. В 1893 году число дворов уже 339, лиц мужского пола — 907, женского пола — 962, количество земли в десятинах — 6588. В 1899 году дворов -328, не крестьян — 5, лиц мужского пола — 2215, женского пола-2205, удобной земли — 6588, не удобной (земля сенокосов и пастбищ для скота)- 1003 десятины.

Значатся также одна церковь Покрова Пресвятой Богородицы, школа приходская, две мануфактурных лавки, три водяных мельницы, две маслобойни, три кузницы, сельский магазин, хлебозапасной и винный склады.

В 1919 году число дворов было 800, лиц мужского пола — 2736, женского пола — 2838, всего — 5661 человек, удобной земли — 8168 десятин, не удобной земли — 9138 десятин. Для работы на пахотной земле на мужскую долю доставалось две десятины. Единоличные крестьяне весной землю пахали на лошадях плугом, вручную засевали зерном на поле, боронили несколько раз, после проводили прополку вручную. Выращенный урожай косили серпом и литовкой, вязали в снопы, ставили в кучи. Весь урожай возили на телегах домой, складывали в скирду. Зимой обмолачивали цепом зерно, подрабатывали на ветру, засыпали в амбары, а солому и мякину скармливали скоту.

Сельская община доводила задание на единоличную душу по сдаче зерна. Зерно хранилось в складе для всякого случая. Если не было урожая, то выдавали на семена, а также для помощи вновь приезжающим. Давали с условием, что семена должен вернуть общине после уборки урожая.

Через село проходил старый Чуйский тракт. По этому тракту из Монголии вьючно перевозили на верблюдах и лошадях шерсть и другие товары. Обратно загружались различным грузом из России. Бийск был конечным пунктом.

Грунтовая дорога пролегала через село и была распределена между жителями, которые копали кюветы, содержали полотно дороги в проезжем состоянии.

В 1925 году Смоленская волость отделила наше село, которое подчинялось Сычевскому уезду. Вновь созданную Алтайскую волость с центром в Верхней Каменке (ныне-Алтайское), а потом и волость переименовали в Алтайский район. В состав его вошли села Каянча, Нижний Комар, Каменка, Россоши, Старая Белокуриха, Нижняя Каменка, Ая, Сараса.

В Старой Белокурихе был сельский староста — Иван Петин, избранный жителями. После революции из мелких единоличных хозяйств были созданы коллективные общества: коммуны, ТОЗы, товарищества и колхозные артели.

Первая коммуна «Пролетарии» была создана в 1929 году. Сельская власть проводила с единоличными крестьянами жесткую работу по вступлению в коллективные хозяйства, каждый должен был подать заявление, устанавливали сроки, доводили налоги. При сельском Совете была создана «тройка». Если крестьянин не писал заявление, «тройка» давала ему на раздумье несколько дней. После отказа имущество забирали, а хозяина увозили на поселение в другие районы и области.

В 1930 году организовали товарищество «Красная звезда» в северной части села. По объему оно было очень велико и его назвали сельхозартелью им. Молотова. Потом его разделили на несколько сельхозартелей. В восточной части села организовали сельхозартель «Гигант». В центре села образовались артели «Красноармеец», «1 мая» и «Тельман». В поселке Даниловка организовали сельхозартель «Красный партизан», в Кузнецовке — сельхозартель «Ворошилов». С 1929 по 1938 годы в селе полностью провели коллективизацию. Все земли единоличных хозяйств объединили в общую и разделили по сельхозартелям.

В 1938 году началось строительство Белокурихи некой машинно-тракторной станции. В МТС стала поступать техника: трактора, комбайны, автомашины, плуги, сеялки, культиваторы, лущильники, бороны. МТС взяло на себя обслуживание колхозов Белокурихи, Россошей, Макарьевки. За весь объем работ МТС брало с колхозов плату натурой и деньгами. Колхозники получали трудодни, все конно-ручные работы производились от восхода до захода солнца. Колхозники должны были платить налоги деньгами, молоком, мясом, шерстью, яйцом.

В 1950 году в селе началось объединение мелких колхозов в крупные артели для того, чтобы проводить механизированные работы на больших площадях. В колхозы были направлены председателями 25-тысячники Ю. А. Давыдов и В. М. Шматов.

В 1956 году произошло второе укрупнение двух колхозов в один и назвали его «Гигант», председателем избрли Ю. А. Давыдова. В МТС стала поступать мощная техника, которой нужен был большой размах работы — тракто¬ра К-700 и комбайны «Нива». Началось объединение Белокурихинской и Алтайской МТС. В начале 1960 года правительство передало МТС колхозам.

Посевная площадь в колхозе составляла 8165 гектаров, сеяли озимые, яровые, фуражные культуры. Валовой сбор зерна достигал 85-100тонн, урожайность — 18-20 центнеров, продавали государству от 50 до 70 тысяч центнеров зерна.

Развивалось успешно животноводство: поголовье крс насчитывало 2582 головы, в том числе 900 дойных коров, 300 лошадей, было до ста пчелосемей. Надой молока составлял до 3000 килограммов, получали большой привес молодняка — от 500 до 1000 граммов.

В колхозе активно велось строительство как производственных объектов, так жилых и культурных помещений. В село подвели электроэнергию, радио и телефон.

В годы войны на фронт из Старой Белокурихи было призвано 75 человек. Сейчас осталось лишь четверо ветеранов войны.

Оглядываясь на прожитые годы, я все чаще пытаюсь разобраться, что же мы делали и делаем не так? Почему все у нас идет через пень-колоду? Казалось, нам есть чем гордиться: такую войну вынесли на своих плечах, восстановили разрушенное хозяйство и вот снова оказались у разбитого корыта. Пришло другое поколение и перечеркнуло все чем мы жили, а ведь сделано-то было действительно немало.

Меркулов Н. Над горячими ключами // За изобилие. – 2002. – 22 октября.

Top