Исчезнувшие сёла района

Населённые пункты. Баранча

Населённые пункты. Бирюкса

Населённые пункты. Большой Каим

Булухта

Населённые пункты. Верх – Устюба

Населённые пункты. Казанда

Населённые пункты. Тавда

Населённые пункты. Исчезнувшие сёла района

Алтайская деревня в 1950-1970-к гг.: устная история безгласного большинства

 

Населённые пункты. Баранча (Никольское)

В «Хозяйственно-статистическом описании крестьянских волостей Алтайского округа», составленном в 80-х годах XIX века Н. А. Вагановым, А. А. Вагановым и А. П. Томским, в пределах Алтайской волости названо шесть переселенческих поселков, возникших между 10-й ревизией и 1882 годом. В первом из них, поселке Баранча, показано 60 душ переселенцев.

В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» назван поселок Кольский, он же Баранча, расположенный при впадении речки Баранча в реку Песчаную. В нем показано 30 дворов и в них 185 жителей, в том числе 105 душ мужского и 80 душ женского пола. В 1911 году в деревне Никольской на реке Баранче было 136 дворов и в них 1290 жителей. В перепись 1926 года в селе Никольском Куяганского района насчитывалось 235 хозяйств и 1363 жителя. Во всех трех источниках называется один и тот же населенный пункт, только располагался он не при в падении речки Баранча в реку Песчаную, а несколькими километрами выше у впадения в Баранчу ручья Лисуха.

Село Никольское существует и ныне, только значительно уменьшилось. «По данным 1992 года, в нем жил 131 житель. Что касается времени возникновения этого населенного пункта, то названный в «Списке населенных мест Сибирского края» 1860 год, вполне вероятно, близок к истине».

Населённые пункты. Баранча // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С.34.

 

Населённые пункты. Бирюкса

В 1885 году в Алтайской волости в 15 верстах от села Алтайское образовали переселенческий участок на речке Бирюкса, рассчитанный на 126 душ. В 1893 году в деревне Бирюкса имелось 44 двора и 425 жителей. В перепись 1926 года в деревне Бирюкса Алтайского района было учтено 64 хозяйства и в них 421 житель. В 30-х годах село Бирюкса стало угасать. В 1939 году в нем было всего 19 жителей, в 1959 году их число увеличилось до 27, но до переписи 1970 года этот населенный пункт опустел.

Населённые пункты. Бирюкса // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С.35.

 

Населённые пункты. Большой Каим

В «Списке населенных мест Томской губернии 1893 года» в пределах Алтайской волости назван заселок Большой каим на речке Каим. В 1911 году в деревне Каим Айской волости насчитывалось 33 двора и в них 195 человек. В перепись 1926 года в поселке Каим Нижне-Каянчинского сельсовета Алтайского района было учтено 43 двора и в них 198 жителей. Поселок Каим исчез между 1959-1970 годами.

Населённые пункты. Большой Каим // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С.34.

 

Булухта

Если отправиться из села Алтайского на юг через Сарасу и дальше через Комарский перевал, то попадешь в живописную долину реки Булухта. На этой реке некогда стояла деревенька с одноименным названием — Булухта, что в переводе с тюркского означает родник. В самом деле, вдоль берегов Булухты пробивались необычайно холодные, чистые, с вкуснейшей водой родники. Наверное, по этой причине и селились здесь люди. А вокруг были широкие раздольные угодья в логах Юбчун, Борискин, Лебедкин, Рыбнушка.

Деревенька Булухта была небольшая, но веселая, так как стояла она на тракте Алтайское-Черга, а через Чергу можно было и до Монголии добраться. Исправно ходил автобус «Алтайское-Черга», позднее стал ходить только до Белого.

Люди в селе занимались в основном животноводством. Булухта была отделением совхоза Горный» (сегодня АО «Гея»). В селе стоял ряд скотных дворов, полных скота. Имелась хорошая конюшня с ухоженными лошадьми, управлялся с ними конюх Юшков. За здоровьем животных следила Глафира Викторовна — ветеринар. Над маленькими телятами она тряслась, как над новорожденными детьми, потому не было такого падежа телят, как теперь. За помощью к ней обращались и люди — медпункта в селе не было, а всякий раз до Белого не наездишься. Зато были магазин и столовая. А как же иначе, ведь приезжим шоферам нужно было где-то отдохнуть и перекусить!

Была в деревне и школа. Она располагалась в небольшом крестовом домике. Заведовала школой Н. И. Зиновьева. Здесь учились дети из Булухты и Архиповки. А учились так: в одном классе идет урок для детей 1 и 3 классов, а в другом — 2 и 4. И называлось, это малокомплектной школой. Всего два учителя на четыре класса.

Идет урок, в классной комнате топится печка, на плитке уже закипает чайник. Скоро перемена. На перемене ученики развернут свои авоськи со снедью и сядут дружной стайкой за столом. Учительница разольет чай по кружкам и стаканам, и вот вам проблема с питанием решена.

Весной все горы изукрасятся сочной травой и яркими цветами. Из цветов целые ковры — луга. Один краше другого. В ушах звенит от пения птиц и трескотни кузнечиков. Летом все взрослое население в логах. В селе тишина. Наступила жаркая пора — заготовка кормов. Ребятишки старше семи лет там же. Кто копны возит, кто подскребает. А уж подростки чувствуют себя заправскими полеводами, работают наравне со взрослыми. И так хорошо и грустно от сознания себя здоровым и сильным. А кругом все цветет, поет словом, кипит жизнь. Вечером, едва передохнув и на бегу перекусив, все мчались в клуб. Фильмы возили часто, два раза в неделю. Кино показывали по частям. На перезарядку кассет уходило много времени, звук был плохой, наверное, поэтому все старались сидеть тихо, чутко вслушиваясь и всматриваясь в происходящее на экране. Часто в клубе не хватало места, и тогда жители несли свои стулья. После кино взрослые уходили домой, а молодежь еще долго не расходилась. Играли в игры, танцевали и пели под гармошку. За селом ниже Архиповки была ГЭС, она освещала нашу жизнь. Работал там дядя Гриша Кухарев. Была на Булухте и пасека, стояла она в Лебедкином логу. Сам воздух здесь был напоен медом. Работала на пасеке моя бабушка. Всяк пеший и конный мог зайти и заехать на пасеку, где обязательно вдоволь угостят душистым медком – его от этого не становилось меньше. Телегам возили фляги с медом на центральную усадьбу.

Жил в Булухте фронтовик дядя Саша Васильев. Имел большую семью. С войны вернулся без ноги, но без дела не сидел. Делал кирпичи, выжигал известь. В этом ему помогали его жена и дети. После его смерти никто не взялся за такой тяжелый труд. Были бы наши правители мудрее и справедливее к людям — труженикам, так и стояла бы наша деревня, и не явилось бы запустение в те места, и не ныло бы сердце по родным и милым местам.

Г. Мальцева. Моя малая родина.- За изобилие. – 2001. – 27 августа.

 

Населённые пункты. Верх – Устюба

В 1884 году начал заселяться переселенческий участок Верх – Устюба, в 35 верстах к юго – востоку от села Алтайского. В 1893 году в заселке Верх – Устюбинский было 39 дворов и в них 184 жителя. В 1911 году в деревне Верх – Устюба Алтайской волости насчитывалось 375 жителей в 72 дворах. В перепись 1926 в деревне Верх – Устюба Алтайской волости Алтайского района было учтено 114 хозяйств и в них 530 жителей. В перепись 1959 года в поселке Верх – Устюба учли 247 жителей, а до 1970 года не осталось ни одного.

Населённые пункты. Верх – Устюба // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С.35.

 

Населённые пункты. Казанда

В 1864 году около бывшего кочевья алтайцев на Казанда крестьяне из села Усть-Каменный Исток (ныне село Коробейниково УстьПристанского района) образовали заселок. К первопоселенцам присоединились поезд, их родственники и земляки, в большинстве раскольники староверы. В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» показано: заселок Казандинский впадении речки Казанды в реку Песчаную, в нем 16 дворов и 117 жителей, в том числе 59 душ мужского и 58 душ женского пола.

В 1911 году в деревне Казанда было 133 двора и 697 жителей. В 1893 году Казанда входила в состав Сычевской, а в 1911 году — Куяганской волостей. В переписи 1926 года в селе Казанда Куяганского района учли 173 хозяйства и в них 978 жителей. В последующем число жителей уменьшилось с 201 в 1939 году до 2 человек 1992 году.

Населённые пункты. Казанда // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С. 34.

 

Населённые пункты. Тавда

В «Списке населенных мест Сибирского края» (1928 г.) в Алтайской волости на левом берегу Катуни названа деревня Тавда и указана дата ее образования — 1830 год. Однако эта датировка не подтверждается источниками. В 8-ю ревизию 1834 года такой населенный пункт не учитывался. Наиболее раннее достоверное свидетельство о его существовании имеется в ведомости о состоянии и числе хлебозапасных магазинов в Смоленской волости за 1842 год. В этом документе названа деревня Тавдинская и в ней две души мужского пола.

До обнаружения более точных сведений, можно говорить о том, что эта деревня возникла в промежутке между 1834 и 1842 годами. В 1893 году в деревне Тавда Алтайской волости было 47 дворов и в них 264 жителя. В 1911 году в деревне Тавда Айской волости насчитывалось 46 дворов и 352 жителя. В перепись 1926 года в деревне Тавда Алтайского района было учтено 71 хозяйство и 344 жителя. В 1959 году в поселке Тавда оставалось только 78 жителей. До переписи 1970 года не осталось ни одного.

Населённые пункты. Тавда // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С. 33-34.

 

Населённые пункты. Исчезнувшие сёла района

Кроме перечисленных населенных пунктов, существовали еще 38 населенных пунктов, располагавшихся на нынешней территории Алтайского района, которые в «Списке населенных мест Сибирского края» (1928 г.) датируются XIX веком, то есть будто бы возникли не позднее 1900 года. Среди них 10 деревень, 9 поселков, 3 хутора и 16 заимок. Двух последних видов населенных пунктов мы здесь касаться не будем. Они были, как правило, мелкими и существовали недолго. Два первых вида – это деревни: Барашек, Верх-Баранча, Вересковая, Егорьевская, Кузнецова, Малая Каркыла, Николаевка, Нижняя Бирюкса, Осокина, Сормовская; и поселки: Большая Кыркыла, Баранчушка, ВерхЭтагол, Даниловка, Маркитанка, Погорелка, Усть-Утесный (Вятский), Усть-Кыркыла и Федоровский.

Из названных 19-ти только по семи населенным пунктам удалось найти сведения, предшествующие по времени переписи 1926 года. В «Списке населенных мест ( Томской губернии на 1911 год» среди новых переселенческих поселков в Куяганской волости назван поселок Николаевка на речке Нижняя Николаевка. В нем было 16 дворов и 83 жителя. Из «Книги переселенческих участков…», изданной в 1913 году, узнаем, что участок Николаевка в Куяганской волости был образован в 1909 году и начал заселяться в 1910 году. В перепись 1926 года в деревне Николаевка Куяганского района было учтено 167 жителей в 31 дворе. В 1939 году в поселке Николаевка было 114 жителей. Числился он по Николаевскому сельсовету Алтайского района и опустел до переписи 1959 года.

В «Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год» в Алтайской волости на реке Поперечной названа заимка Осокина, в ней 5 дворов и 42 жителя, в том числе 24 мужского и 18 женского пола. В перепись 1926 года деревня Осокина Россошинского сельсовета Алтайского района насчитывала 19 дворов и в них 100 жителей. Более поздних сведений об этой деревне найти пока не удалось. В 1909 году в Куяганской волости был образован поселенческий участок Немоляхи. В 1910 г. начал заселяться и был назван поселком Баранчинским. В перепись 1926 года в деревне Верх-Баранча насчитывалось 130 хозяйств и в них 612 жителей. В 1970 в этом поселке оставалось всего 14 жителей, а к переписи 1979 года не осталось ни одного.

В «Списке населенных мест Сибирского края» возникновение поселка Большая Кыркыла датировано 1893 годом, а деревни Малая Кыркыла — 1900 годом. Подтверждений этой датировке пока не найдено. Известно, что при поземельном устройстве Алтайского округа наделы для этих населенных пунктов, подведомственных Сарасинской инородческой управе, были определены в 1903 году. В «Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год» в ведомстве Сарасинской инородческой управы названы поселки Большая Кыркыла (в нем 18 дворов и 114 жителей) и Малая Кыркыла (в нем 16 дворов и 81 житель), располагавшиеся у речки Кыркыла, впадающей справа в реку Каменку. В перепись 1926 года в деревне Большая Кыркыла было учтено 12 дворов и 57 жителей, а в деревне Малая Кыркыла — 39 дворов и 195 жителей. Поселок Малая Кыркыла исчез между 1939—1959 годами, а поселок Большая Кыркыла сохранился, по данным 1992 года, в нем было всего 28 жителей.

В 1909 году в Куяганской волости образовали переселенческий участок Барашек, а в 1910 году там появился поселок Барашенский. В 1911 году в переселенческом поселке Барашек Куяганской волости было 12 дворов и в них 56 жителей. В перепись 1926 года в деревне Барашек Куяганского района учли 111 жителей в 19 дво рах. Деревня исчезла между 1939—1959 годами.

Поселенческий участок Погорелка был выделен в 1909 году, а начал заселяться в 1910 году. В 1910 году в поселке Погореловка было всего 3 двора и в них 21 житель. В перепись 1926 года в поселке Погорелка Куяганского района было учтено 11 хозяйств и 111 жителей. В 1959 году в хуторе Погорелка Никольского сельсовета Алтайского района насчитывалось 27 жителей. До 1970 года этот населенный пункт исчез.

В «Списке населенных мест Сибирского края» на нынешней территории Алтайского района 55 различных населенных пунктов датируются 1901-1916 годами, в том числе 2 села, 3 деревни, 27 поселков, 3 выселка, 11 заимок, 6 хуторов, 1 кордон и мельницы. В общем датировка, близкая по времени к переписи 1926 года, по материалам которой составлялся названный «Список», должна бы вызывать доверие, но имеющиеся источники требуют внесения корректив в эту датировку. Например, поселок Казанка Куяганского района датируется в «Списке» 1901 годом. Однако в «Книге образования переселенческих участков…» отмечено, что в 1908 году на речке Куяган был образован переселенческий участок Куягашек. Он начал заселяться в 1910 году и в результате образовался поселок Казанцевский. В 1911 году в этом поселке было 142 жителя в 21 дворе.

Год начала заселения поселков: Выселок Барашек — 1911 г.; Маралье — 191О г., Троицкий — 1910 г., Правая Сосновка — 1910 г., НовоПокровский — 1910 г., Гремишка — 1910 г., Громатушка — 1910 г., Колбино — 1910 г., НовоСветлый — 1910 г., Архиповка — 1910 г., Нижняя Булухта — 1910 г., ВерхБулухта — 1910 г., Ильинский — 1910 г. (1911 г.), Мещанка — 1910 г. (1911 г.), Осокинский — 1910 г., Рыбнушка — 1910 г., Щебенистый — 1910 г., деревня Лежаново — 1911 г., село Белое — 1910 г.

Населённые пункты. Исчезнувшие сёла района // По дважды Алтайской земле: Туристские районы Алтайского края./ Сост. А. Н. Романов, С. В. Харламов. – Барнаул, 2003. – С. 35-37.

 

Алтайская деревня в 1950-1970-к гг.: устная история безгласного большинства

В 1950-е гг. формой государственной поддержки аграрного сектора стал перевод маломощных колхозов (колхозно-кооперативная собственность) в совхозы (государственное финансирование). В отличие от колхозов, совхозы давали рядовому труженику материальную выгоду — гарантированную заработную плату взамен колхозных «палочек» за трудодни или натуральную продукцию. Для бывших колхозников это означало переход в материально обеспеченную группу с общегражданскими правами (денежная оплата труда, получение паспортов). Огосударствление колхозов — перевод нерентабельных или малорентабельных колхозов на государственное финансирование и превращение колхозника в рабочих совхозов — было продолжением политики превращения крестьянина в рабочего сельского производства, что углубляло раскрестьянивание. Материальное и финансовое положение совхозов было крепче, на их усадьбах за счет государственного финансирования проводилось благоустройство. Так, в Куячонке после создания совхо¬за бывшим колхозникам стали предоставлять жилье: «Сначала жили по 3-4 семьи в доме. А потом, в 50-е годы, стали строить дома, и нам один дом построили. Только и жить бы. Это власть все сделала — разогнали все деревни. Люди так бы и жили». Многие колхозники старались переехать из колхозов в совхозы: «Уехали из Куягана в Куячонок, потому что в Куягане колхоз был, жили плохо. А в Куячонке совхоз был, деньги давали и хлеб пекли, пекарня была, а у нас денег не было» (Гурашкины А. Д. и М. И., 1927, 1930 г. р., с. Куячонок. с. Куяча, Алтайский район).

Фактически процесс реорганизации колхозов в совхозы явился первым шагом к политике ликвидации малых сел, послуживший причиной гибели сотен населенных пунктов Алтайского края. Нерентабельные совхозы не могли сами решить свои культурные, бытовые, технические проблемы, государство же выделяло мало финансовых средств, экономя на содержании малых сел. Такая политика завершилась очередной кампанией — ликвидацией неперспективных сел, сселением жителей малых сел на центральные усадьбы. Только в Алтайском районе были ликвидированы Большая Заимка, Куячонок, Маркитантка, Надеждинка, Теплое, Светлое, Лежаново, Верх-Каянча, Нижняя Устюба, Тавдушка, Тавда, Бирюкса, Луговской, Верх-Устюба, Мещанка, Прямая Сосновка, Верх-Баранча, Прожектор и др. Большинство из них прошли традиционный путь: колхоз — совхоз (его ферма) — неперспективное село. Их сначала огосударствили, а потом сократили. Этот путь прошла, например, Дресвянка Алтайского района, где, по словам очевидцев, был «колхоз „Стахановец», имели дойный гурт, держали молодняк, были кони, плуги (на лошадях пахали и боронили). Так старики жили до 1949 г. Хлеб сеяли. Хлеб сдавали в Куяган и молоко в Куяган — на сырзавод… В колхозе были трудодни до 1957 г. Пока мы не перешли на совхозную жизнь. В 1957 г. объе¬динили «Стаханов» (Дресвянка), «Победа» и «Киров» (Куяган). Из них стал единый совхоз. До 1965 г. школа Дресвянки прикрылась. У меня тоже были дети, и я поехал в Куяган… Вся причина в объединении. Стали объединять в Куягане радио, свет. В Дресвянке не было. Если бы не объединяли, то они бы выжили, расстроились бы» [Красилов Н. А. 1932 г. р., Дресвянка, Куяган].

В предгорной и горной зоне Алтайского района за счет ликвидации малых сел сократились производительные угодья: заброшены небольшие горные пашни на склонах гор (мощная техника непригодна для их обработки), вытоптаны сенокосы, пашни, огороды и усадьбы на месте и вблизи исчезнувших сел. Так, на месте с. Лежаново Алтайского района сделали пригон, угоняли на лето колхозный дойный гурт, сейчас держат молодняк. В Дресвянке при единоличном хозяйстве «главное богатство — скот. А для хлеба земли мало. Все ложки на лошадях пахали. А сейчас на этих отлогих местах на горах, солнцепеке, на технике не пропашешь. Сейчас на них овец пасут. У отца при единоличной жизни была лошадь. Вдвоем сбрасывались и пахали на пригорках. А кто раньше жил, у тех по логам пашня, кто позже — уж что останется». Поэтому особенно ценили в горах пригодные для хлебопашества земли, например в Филелеевом Логу: «Были ужасные поля. Там обширность большая (наше Маралье уже мне меньше нравилось). Поля большие. Какое раздолье!».

В повторяющихся формах человеческих взаимодействий реализации политики ликвидации неперспективных сел выглядела следующим образом: в Алтайском районе «В 1948 г. слились 5 колхозов: „Красная пашня» (Верх-Каменка), Буденный (Сорокине), „Новый путь» (Лежаново), „Красная заря» (Филелеев Лог). А потом слили нас в 1953 г. с „Мичуриным», а потом с Пролетарской сливали, а потом разлили» (Агапов Д. Н.). В ходе слияния начался процесс миграции крестьян. В Маральем «в 1953 г. с верхнего края уже уехали Киселевы, Свиридовы, Батурины, Сидоровы, Зиновьевы, Казазаевы. А где-то в 1959-1960-х годах село вообще начало рушиться. Кто уехал в Кыркылу, кто — в Сарасу. Всё там закрыли. Школу закрыли. У всех дети, внуки — учить надо. Сначала слили и две Сосновки (прямую и Косую), а потом с Маральим, потом с Сарасой, Белым. Досливали — что все разъехались. Нача¬лось все разваливаться. И поехали…» [Курочкина В. И., 1929 г. р., с. Алтайское].

Государственная политика ликвидации неперспективных сел не предусматривала финансирование и организацию переселений из неперспективных сел на центральные усадьбы. Переселенцы обычно вспоминают: «Нас никто не заставлял. Сами поехали». Толчком к массовой миграции из села являлось закрытие школы, магазина, ликвидация производственной базы (ферм, технического парка, конюшни и т. д.). Таким образом, создавались условия, при которых не было перспективы для жизни, работы, учебы: «Мы уехали из „Прожектора» где-то в 1960-е годы из-за школы. Школы не было. Потом все уехали из-за школы. Учителей не было, возить совхоз не хотел. Последние уехали в 1968 г….» В Дресвянке «в 1957 колхоз на совхоз перешел. Лет через 5 школу закрыли. А куда ребенка водить? Народ поехал. Также поселок под одно ликвидировали. И Дресвянку, Осиновку, Сосновку, Сумной…» Жителям Сосновки объявили, «что невыгодно держать эти села», к жителям с. Маралье «начальники приехали из бригад и сказали, что нас соединили с Сарасой, раньше там люди жили. Старики не шевелились до самой смертоньки». Видимо, вся предыдущая жизнь крестьян, жестокие методы раскулачивания, суровая дисциплина в военные годы, использование централизованной и карательной системы государства выработали у крестьян чувство беспрекословного подчинения. В период ликвидации неперспективных сел, крестьяне фактически не оказывали сопротивления: «Нам говорили, что будет лучше — вы будете в агрогородке жить, у вас будет все. Агрогородки — это была хрущевская политика. Дети в школу будут ходить. Лозунг дали, и пошло объединение. И все эти мелкие поселки, села объединяли и укрупняли». Многие старожилы с тоской говорят о своих селах, о его окрестностях, о желании возрождения и возвращения в родные места: «Политика такая. У меня тетя жила до последу так (с. Лежаново), долго не хотела уезжать, такая усадьба хорошая, а что сделаешь — ни магазина нет, ничего. Последняя (Аксинья Ивановна Зиновьева) уезжала оттуда. Приехала с Украины и прожила на этом месте, детей родила. Потом пришлось бросить, и все уезжали так. Я не знаю, с радостью-то кто уезжал?! А ведь только построить, и не надо трогать».

Вместе с тем проверенные десятилетиями сельхозугодья, оплодотворенные трудом крестьян и пригодные по своим качествам, климатическим и почвенным условиям поля, пашни, сенокосы до сих пор используются современными хозяйствами. Так, в наши дни из с. Алтайское за 18 км ежедневно возят доярок на место с. Лежаново. Показателен пример исчезнувшей Надеждинки, где условия более благоприятны для хлебопашества: меньше гор, камней, невысокие холмы. Надеждинка давала основные хлеба Пролетарке, а затем Сарасе. Основной причиной записи Надеждинки в неперспективные села было отсутствие хорошей дороги, невозможность добраться до нее. Село было разогнано, а когда его уже не стало, была сделана гравийная дорога, и в летнее время каждый день возят из Сарасы за 30 км 1-ю и 2-ю бригады, а при вывозе хлеба половину теряют по дороге. То же произошло с Сосновкой: «Объявили, что невыгодно держать село. Когда все разъехались, тогда дорогу сделали, людей возили работать. И сейчас скот стоит» [Грец И. П. Сосновка, Алтайское].

Щеглова Т. К. Алтайская деревня в 1950-1970-к гг.: устная история безгласного большинства. //
История Алтайского края. XVIII-XX вв. Науч. и документ. материалы / Редкол. Т. К. Щеглова (отв. ред.), А. В. Контев. – Барнаул, 2004. – С. 397-416.

Top